Фелипе Масса обретет свежее автошасси в Монреале

Фелипе Масса Вчера Гран При Канады начальник команды Феррари Стефано Доменикали сообщал об отличительных чертах канадской автотрассы и мощных гранях автомашины F138, которые дают возможность Скудерии полагаться на большой итог в Монреале

Помимо этого, Феррари рассказала, что в Монреале Фелипе Масса обретет свежее автошасси.

Стефано Доменикали: «Гран При Монако вышел далеко не самым элементарным уик-эндом для команды. С того времени мы интенсивно работали, прежде всего, исследуя полученные данные, чтобы осознать, отчего автомашина были не настолько эффективна, как предполагалось. Сию секунду мы глядим вперед, настраивая F138 под абсолютно другую конфигурацию автотрассы, нужную для Монреаля. В Монако был нужен высочайший уровень прижимающей силы в году, а в Канаде нам необходим минимальный уровень прижима с начала года.

Разумеется, мы также сконцентрированы на имеющихся у нас трудностях с долговечностью, которые, бесспорно, должны быть постановлены. Я убежден, что бригада целиком мотивирована, и мы полны решительности оценивать случившееся в Монако как отдельный пример.

Расценивая первые 6 автогонок, можно сообщить, что, в общем, у нас скорая автомашина с отличными данными по большинству характеристик, впрочем, время от времени, иные команды являлись стремительней. Я полагаю, что автотрасса в Монреале позволит нам применять мощные стороны, такие как торможения, что считается главным условием на данной автотрассе. Будем полагаться, что это будет играть в нашу пользу. Но, с иной стороны, мы можем обеспечить, что продолжим деятельность в тех областях, в которых автомашина мало хороша».

Гран При Канады будет проходить на автодроме имени Жиля Вильнева, который в середине 1970-х – конце 1980-х играл за Феррари. Стефано Доменикали говорит о том, что грядущий раунд имеет особое значение для команды: «Еще малышом я приезжал смотреть автогонки в Имолу – данная автотрасса сыграла собственную роль в истории Формулы 1. Когда я был подростком, то планировал помогать в работе на автотрассе. Я вспоминаю, что Жиль был непревзойденным пилотом, великой персоною. Ему была характерна любовь к автогонкам, воодушевлявшая и приводившая в экстаз не только лишь болельщиков Феррари, но также и всех тех, кто наблюдал за Формулой 1 в те годы.

Я вспоминаю, как его сын Жак в 1997-м в Хересе одержал верх над Михаэлем Шумахером в борьбе за чемпионский титул. Жак поменялся за время представлений в автогонках, так как, по моему мнению, предварительно он планировал представляться тем, кем не был: ему оставалось тащить особенное угнетение, так как он – сын известного Жиля Вильнева. Однако спустя некоторое время, и он начал осознавать, что это неплохо, и он может очень гордиться этим.

В 2016 г Жак сел за руль Феррари собственного отца: самым чувствительным фактором для всех, кто когда-то работал с Жилем, было лицезреть, как инженеры готовят данную автомашину, как она снова поехала на автотрассу. Это дало вероятность вспомнить окружающую среду нашего спорта тех лет.

Формула 1 поменялась с позиции технологий и способов работы, и это неплохо. И все же, когда люди сообщали о Формуле 1 в 1950-х либо рассказывают в 2013-м году, есть одна константа – они еще рассказывают о Ferrari».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *